«Ох уж эти дети» в меняющемся мире

«Ну и дети нынче»!

«Не могу заставить своих учеников прочитать книгу!» «В некоторых сданных детьми работах в тексте нет ни одной заглавной буквы!» «Они просто приросли к Фейсбуку!» «Как говорить с ребенком, если он постоянно слушает плеер в наушниках?» И так далее, и тому подобное. Каждый, кто в последние пару лет хоть раз заходил в учительскую,  наверняка слышал или сам говорил нечто подобное. Эти фразы свидетельствуют о растущем разочаровании учителей от того, что им становится все сложнее «достучаться» до учеников, и что авторитет учителя сейчас имеет намного меньший вес, чем это было  лет десять назад.

Кажется, мы просто не хотим признать, что давно потеряли связь со своими учениками. Мы теряемся в догадках по поводу того, чем «цифровые аборигены» отличаются от «цифровых иммигрантов», пристально наблюдая за учениками, уверенными в том, что мы не видим, как они набирают текстовые сообщения на своих телефонах. А им – все равно... Мы даже можем присоединиться к этой гонке “эсэмэсок” или начать скачивать модные мелодии для телефона, но в мире наших учеников мы так и останемся “отставшими от жизни” – одинокими осколками прошлого посреди заполненных новыми людьми классов.

В этой статье я хочу рассмотреть несколько видов социальных перемен, оказывающих заметное влияние на христианские школы и наших учеников. Моя цель – показать, каким образом поведение некоторых школьников и определенные способы восприятия христианского образования их семьями связаны с теми огромными переменами, которые происходят во всем обществе.

Некоторые перемены, влияющие на всех нас как позитивно, так и негативно, происходят из-за нашего очарования коммуникативными технологиями и мировоззрением, способствующим этому очарованию. Вероятно, самые большие изменения заметны в том, как семьи школьников начали воспринимать и осмысливать христианское образование и то место, которое оно занимает в их жизни. Использование в школе технологических решений и метод эффективного достижения цели, применяемый нами повсеместно, повлиял на качество нашего посвящения и школе, и церкви, и обществу.

Непреодолимая притягательность технологий

Социолог Чарльз Райт Миллс в 1959 году написал в своей книге «Обещание» такие слова: «Невозможно понять жизнь отдельного человека, равно как и историю человечества, если не осмыслить как следует и то, и другое». Короче говоря – чтобы понять индивидуальные особенности конкретного человека (ученика, с которым мы работаем), нам нужно разобраться с окружением (социальным контекстом) в котором он живет.

Окружающий мир вынуждает нас совершать определенные действия, и этому давлению очень трудно противостоять, даже если мы действительно пытаемся это сделать. Огромные объемы информации и ее быстрое распространение, дарованные нам современными технологиями и Интернет, “давят” на всех нас – но особенно на молодежь. Социологи утверждают, что только за один двухтысячный год человечество создало 1,2 триллиона байтов печатной информации, и каждый год эта цифра увеличивается на несколько процентов. Чтобы как-то представить себе этот колоссальный объем, скажу, что книга, содержащая всего лишь один миллиард символов, имела бы толщину почти пятьдесят два километра! Принятие этой стремительно растущей «культуры», приспособление к ней, а также контроль над ней требуют массы времени и внимания – при том, что никто не может избежать ее влияния.

Например, я бы очень хотел, чтобы мои ученики сократили свой обмен текстовыми сообщениями и уменьшили количество посещения сети Фейсбук, доходящие почти до безумия. Как-то я дал своим ученикам задание неделю «поститься» от СМС, просмотра видео и общения в социальных сетях. На протяжении этой недели они должны были вести дневник. Большинство студентов написали, что первые три дня такого «поста» ощущались как сильная «ломка», будто чего-то очень не хватало. Но после третьего дня “поста” им очень понравилось такое воздержание от привычных вещей. У них появилось более осмысленное личное общение с другими людьми и нашлось больше времени на выполнение домашних заданий. Но хотя этот непродолжительный «пост» оказался довольно приятным, все же ребята чувствовали себя оторванными от своих сверстников. Они пропускали мероприятия, потому что не реагировали на СМС-приглашения; не получали интернет-поздравлений с днем рождения, и вынуждены были столкнуться с негодованием тех, кому их «цифровой пост» причинил какие-либо неудобства.

То, насколько активно студенты и школьники используют современные технологии, часто огорчает нас, но нужно помнить, что их поведение обусловлено тем, что они живут в более насыщенной технологичной среде. Для них неиспользование этих технологий означает стать отвергнутым и покинуть мир, в котором обитают их ровесники (и все больше – их родители). Когда наши ученики – «ох уж эти дети!» – рассматриваются нами как источник проблемы, как имеющие некоторый внутренний недостаток, нуждающийся в исправлении, мы перестаем замечать контекст, в котором проходит их жизнь.

Я ни в коем случае не утверждаю, что ученики не должны нести ответственности за свое поведение и поступки, и что они не могут научиться вписываться в разнообразные среды обитания, включая мою – ту, в которой на уроке никто не отправляет СМС и не сидит в ФБ. Но взять под свой контроль их мир – не самое важное дело. Главное – не дать им потеряться в этом мире, не упустить возможности для их самоопределения.

Сильной зависимостью от технологий страдает не только молодежь. Моя жена, психолог в христианской школе, рассказывает, как часто во время поездки класса родители стараются контролировать каждый шаг своих детей, требуя от них регулярных звонков и текстовых сообщений по мобильному телефону. Родители посредством подобного «технологического контроля» осуществляют свое «виртуальное присутствие» в жизни детей. Но этот порядок, кроме небольшого позитивного эффекта, имеет также и потенциально негативное влияние, проявляющееся в задержке достижения детьми зрелости. И снова мы видим, что школьники (теперь уже по нашей вине) попадают в среду, которая “давит” на них и принуждает к определенным действиям. Поэтому, когда дети, сидя на уроке, отправляют СМС, важно помнить, что именно мы, родительское поколение, создали для них этот мир технологий и информационных перегрузок, в котором он вынуждены искать свой путь. Причем в этом новом мире еще не существует четких правил.

Семья, школа, завет и обязательства

Источником социальных перемен другого рода, влияющих на школы и учеников, стал гипериндивидуализм, пропитавший собой весь западный мир. Телевизионная реклама предлагает любые товары, какие только пожелаешь, которые ты можешь достаточно просто адаптировать к своим запросам и заказать на дом, чтобы показать «настоящего себя». Автомобили, смартфоны, компьютеры и даже пицца могут быть подогнаны под тебя, под твои желания.

Мы с женой заметили, что школы начинают подхватывать эту тенденцию. Мы помним время, когда христианская школа вместе с церковью составляли практически весь круг общения семьи (в США – прим. перев.). Теперь же, в последние годы, моя жена говорит, что в выборе школы у многих наблюдается избирательное отношение. Христианская школа стала всего лишь одной из многих возможностей выбора! Больше нет ничего необычного в том, что семья выбирает светское образовательное учреждение (гимназию или лицей) для одного или двух своих детей, а третьего ребенка отправляет в христианскую школу. Справедливости ради, стоит отметить, что иногда такой выбор обоснован тем, что конкретная школа избирается для подготовки ребенка к предполагаемой карьере или поступлению в определенный ВУЗ.

Хотя родители, вне всякого сомнения, при выборе школы руководствуются добрыми намерениями (и я поддерживаю право родителей выбирать наиболее подходящее учебное заведение), идея школы как христианского сообщества может утонуть в чрезмерном старании родителей превратить своих детей в успешных взрослых. В этом процессе мы легко можем утратить понимание того, что собой представляет так называемый «успех». Изначально христианская школа предоставляла своим воспитанникам альтернативное понимание успеха – библейский объектив, через который нужно рассматривать дела человека в окружающем его мире. В христианской школе предпочтение отдается развитию способностей человека к определенному роду деятельности и реализации его личного призвания, а не к мирскому пониманию “делания карьеры”.

Идя на поводу у эгоистичного духа общества, не принимающего отношения завета, христианские школы склонны уступать давлению рынка, пропагандировать мирские формы успеха, теряя при этом свое альтернативное видение и контркультурное мировоззрение. Мы рискуем начать заботиться о своем имидже больше, чем о призвании. Но в этом индивидуалистическом секулярном мире нам, как никогда раньше, необходим тот взгляд на мир, который способна предложить только христианская школа, исполняющая свое предназначение. Социологи используют формулировку «смещение финалов» для описания того, как в мире, зацикленном на бюрократии, успешности, стандартизации и технологическом контроле мы рискуем потерять из виду значимые и важные цели и попасть в замкнутый круг деловитости, не приводящей к позитивному результату.

Боязнь перемен, реакция в вере

Перемены происходят повсюду и везде, принося с собой страх. Нас пугает мир, который отличается от того, в котором мы выросли. Мы боимся стать «устаревшими» для наших детей, которые обитают в непонятных нам цифровых мирах. Нас пугает, когда христианская школа закрывается по причине изменения демографической ситуации, на которую мы неспособны повлиять. И нам страшно от того, что люди больше не воспринимают христианскую школу так, как это было раньше: как место завета с Богом.

Перемены часто ставят под вопрос нашу значимость и современность – но они же напоминают нам о том, что мы все зависим от Бога. Библия содержит множество историй о людях веры, которые в своей жизни переживали перемены, встречались с трудностями и осваивали новые пути. Она также повествует о том, как Бог направлял эти перемены: выводил израильский народ из Египта; изменял историю человечества через вочеловечивание Божьего Сына; предоставил путь искупления миру, направляющемуся к погибели. Вера наиболее ярко проявляется в обстоятельствах, неподвластных нашему контролю, когда перемены просто ошеломляют нас. Однако Святое Писание обещает нам обновление, когда Христос вернется, и мы станем подобными Ему, поэтому перемены могут восприниматься в позитивном ключе только когда веришь в Того, кто их производит.

Если рассматривать сложившуюся ситуацию с такой точки зрения, то легко заметить, что христианская школа находится в уникальном положении посреди этого мира. Именно она способна реанимировать способность христианского сообщества адаптироваться к новым жизненным реалиям и помочь нам снова поставить на первое место достижение неизменной и безгранично значимой цели понимания и обретения Божьего царства. Сделать это нужно ради наших воспитанников – ради тех, о которых мы часто вздыхаем: «Ох уж эти дети!».

Мэтью Вос

Доктор философии, профессор социологии Кавенент-колледжа, г. Лукаут Маунтин, Джорджия.

Преподает различные предметы, включая вводную социологию, социальную теорию, методы исследований.

Его жена Джоан работает психологом в христианской школе Чаттануга, в которой учатся их дочери.

Статья использована МАРХО с разрешения организации Международная ассоциация христианских школ (Association of Christian Schools International, USA). Желающие использовать эту информацию в других контекстах должны указать имя автора и МАХШ.