Как увидеть Божью истину в светской учебной программе

Шел первый год моей работы в христианской школе (до этого я преподавал в государственной школе). Я должен был вести уроки в шестом классе, хотя по образованию был учителем старших классов. Всего лишь за три года до этого я познал Господа и теперь с нетерпением ожидал, какой будет моя новая зарплата, состоящая из пожертвований родителей. Другими словами, из неопределенного количества денег, поступавших в школу и распределявшихся среди учителей.

Учебная программа предусматривала работу со следующими учебниками, изданными светскими организациями: «Математика» Сильвера и Бурдетта, «Грамматика и орфография» Лейдло, книга для чтения из серии Open Court, «Обществоведение» Фоллетта и старое издание «Основные темы Библии» Льюиса Сперри Чефера. У меня не было никаких пособий для учащихся или сборников контрольных вопросов. Мне сообщили, что я должен утром каждого понедельника класть на стол директора планы уроков, составленные на всю неделю, в которых красным цветом выделены библейские принципы, необходимые для изучения каждого предмета. Я, как никто другой, нуждался в христианских учебниках, где все это было бы продумано до мельчайших деталей.

Таким образом, мне предстоял интересный год. Никогда не забуду урок естествознания. Учебник начинался со слов: «Много миллиардов лет назад...». Будучи молодым христианином, я, совершенно не задумываясь, так и сказал; но мои шестиклассники закричали, что «учитель, который работал с ними в прошлом году», говорил им, что земле всего лишь пять-семь тысяч лет. После урока я сразу же прямо в вестибюле посоветовался с учительницей пятого класса, которая преподала мне ускоренный курс по креационизму. В тот период я многое узнал и научился разбираться в ошибках, допущенных в учебниках, сопоставляя их тексты со Священным Писанием. Вместе с детьми я старался отличать истину от заблуждений, подвергая сомнению все, что мы читали, сопоставляя прочитанное с библейской точкой зрения и испытывая духов Словом Божьим. Метод, который советовал апостол Павел Тимофею, хорошо подходил верийской церкви, значит, он должен «сработать» и у нас.

Через несколько лет я получил степень магистра по руководству христианскими школами, а мой метод обучения нашел подтверждение в словах доктора Роя Лоури Младшего, сказанных о роли Библии в учебной программе. Я помню пример, который он привел. Д-р Лоури поместил Слово Божье на самый верх стопки нехристианских учебников и спросил: «Чем Библия отличается от этих книг? Она не может быть поставлена в один ряд с ними, потому что ее содержание не должно рассматриваться как материал одного из учебных предметов. Наоборот, мы должны смотреть на прочие предметы сквозь «фильтр» Библии». Я тогда подумал, что такой метод рассмотрения через призму Писания – это лучший способ обучению истине, независимо от того, какие учебные материалы при этом используются.

На протяжении нескольких последующих лет были разработаны новые христианские учебные программы. Первые христианские учебники были слабыми, но обязательно изобиловавшими библейскими стихами. Казалось, каждое предложение, независимо от его смысла, содержит библейские факты и примеры. Например, урок математики на тему «Умножение» сопровождался стихами из Библии о том, как Христос умножил хлеб и рыбу. Такой тип соотношения учебных предметов с Писанием просуществовал недолго; казалось, что все спешили последовать моде, и, если хотели, чтобы их школа действительно была христианской, то пользовались исключительно христианскими учебниками.

Сначала и я принял такую точку зрения и с огромным рвением начал подбирать в христианских педагогических издательствах материалы для своих занятий. Мне больше не нужно было каждый вечер искать библейские принципы или стихи из Писания, чтобы противостоять светскому гуманизму, отраженному в светских учебниках. Мои ученики узнавали истину, и я был вполне доволен и убежден в том, что, если я передам им содержание этих христианских пособий, то они будут подготовлены к противостоянию искушениям плоти и сатаны.

Однако, анализируя свое преподавание, я заметил, что оно стало запрограммированным, почти автоматическим, и было полностью подчинено учебнику. Все изучали один и тот же материал в одно и то же время. Не было возможности побуждать детей к размышлениям, заставлявшим сомневаться, чтобы попытаться распознать истину, – были одни лишь механические ответы. Мы не касались различий между мирской и библейской системой мировоззрений. Незачем было задавать вопросы и углубляться в исследования, если единственно правильный ответ уже давался в учебнике. Оглянувшись назад, я понял, что действовал в соответствии с бихевиористской(1) теорией обучения Павлова – и в результате получал заученные ответы. Я больше не являл собой «живую учебную программу», а становился рабом христианского учебника.

Сам того не осознавая, я принял точку зрения Джона Локка с его tabula rasa, ибо поверил, что если «записать» библейскую истину на «чистых досках» моих учеников, из них выйдут крепкие в вере, мыслящие христиане, способные распознавать Божью истину. Однако, я обнаружил, что получал лишь ожидаемые, стандартные, не требующие глубокого осмысления ответы, в которых не чувствовалось личной заинтересованности и убежденности. Отношение учеников к Божьей истине было таким же, как и к любому другому учебному предмету: «Заучить, сдать, забыть». Я позволил христианскому учебнику завладеть ситуацией. Как и многие другие учителя, я поверил в старую ложь, о том, что учебник является учебной программой.

Я заблуждался, полагая, что могу рассказать о Божьей истине с помощью одних лишь христианских материалов. Я боялся искать эту истину в мире, забыл, что Бог, чтобы открыть ее, по Своей равной для всех благодати действует также и через тех людей, которые не рождены свыше. В то время я научился не отрицать все, если расхождения были только лишь в деталях.

Сейчас я преподаю в вузе. Существует мало чисто христианских учебников для вузов; но я заново открыл для себя, как преподавать истину посредством пристального рассмотрения проблем, на которые указывают учебники, посредством противостояния «мира сего» и взгляда на все через призму Библии. Для этого я должен каждый день размышлять о Божьем Слове. Приятно видеть, что и мои студенты размышляют, сверяя информацию с Писанием (а не слепо принимая ее), и учатся отличать истину от заблуждений. Они имеют свои убеждения, а не просто выдают то, что объяснил им учебник или преподаватель. В связи с этим я вспомнил свой первый год преподавания в христианской школе.

Я убежден, что сегодня рынок наполнен разного вида отличными христианскими учебниками, но если вы примете их, не задумываясь над тем, зачем это делаете, то последствия могут быть отрицательными. Я смотрел на эти учебники как на полный и окончательный ответ в решении всех моих проблем. Также и другие учителя и учащиеся из-за привязанности к книгам определенного издательства удовлетворяются посредственными результатами.

Генри Блэмирз определил эту тенденцию так: «Христианской мысли больше не существует». По его словам, каждый день мы совершаем какие-то христианские поступки, но перестаем мыслить по-христиански. Чем больше мы боимся «заразиться» и закрываемся от мира в нашем христианском «гетто», тем менее становимся способными противостоять нападкам мира на нашу веру, и тем более привлекательным оказывается мир для наших детей. Они не будут знать, как отвечать на насущные жизненные вопросы, с которыми рано или поздно столкнутся.

Прежде чем вы будете решать, христианские или светские учебники нужно использовать, я посоветовал бы вам собрать комитет по разработке учебной программы и, не опираясь ни на какой учебник, решить следующие вопросы:

  • какие истины вы хотите преподать вашим ученикам;
  • какие черты характера будете в них формировать, какие навыки они должны приобретать;
  • какие методы будут наиболее полно соответствовать индивидуальным особенностям учащихся и помогут на всю жизнь привить им желание и способность учиться;
  • и, наконец, какие средства и методики научат их отличать истину от заблуждения и мыслить по-библейски.

Я считаю, что учебники для начальных классов должны содержать больше библейского материала: это связано с особенностями учащихся данного возраста. В средних и старших классах учебники должны раскрывать библейские истины, но их изложение должно быть более обобщенным, носящим проблемный, исследовательский характер.

Затем я посоветовал бы найти учителей, которые хорошо понимают сущность библейской интеграции и способны творчески отнестись к любому учебнику. Они должны хорошо знать детей и их возрастные особенности, уметь представлять учебный материал, смотря на мир и на жизнь с библейской точки зрения, они должны хорошо знать Слово Божье и свой предмет. Следует найти таких учителей, которые смогут научить библейским истинам, независимо от того, какой используется учебник.

Определиться с выбором учебников и вспомогательных пособий можно только после того, как вы найдете те, которые наилучшим образом подходят данному классу. Учебник должен доносить Божью истину, независимо от того, называет ее автор этими словами или нет. Это пособие должно быть написано на высоком интеллектуальном уровне, оно должно побуждать к учебе не только в школе, но и за ее пределами. Задача учебника – не определять учебную программу, а поддерживать ее. Наша цель – удостовериться в том, что наши ученики смотрят на мир (в том числе и на содержание учебников) сквозь призму Библии и сознательно поступают в соответствии со своими убеждениями.

Т. Хитон. (Статья из книги "Божий мир в школьных предметах". Ч. 1. - К.: ЦПП МАХШ, 2008).

1 Бихевиоризм – ведущее направление американской психологии 1-й половины ХХ века; Б. считал предметом психологии не сознание, а поведение (…); идеи и методы Б. были перенесены в антропологию, социологию и педагогику, объединенных в США в качестве «бихевиоральных», т. е. изучающих поведение, наук. (См. Новейший словарь иностранных слов.  Минск: Современный литератор, 2006, с. 134).  Примеч. ред.

Об авторе
Тимофей Хитон (США) – ассистент профессора педагогики, преподаватель в университете Сидарвил, штат Огайо. В течение двадцати четырех лет работал учителем и директором школы.

Статья использована МАРХО с разрешения организации Международная ассоциация христианских школ (Association of Christian Schools International, USA). Желающие использовать эту информацию в других контекстах должны указать имя автора и МАХШ.