Это не будет забыто

Глядя на маленькое семечко, ты не думаешь, что перед тобой что-то значительное. Оно такое маленькое, что без труда уместится на твоей ладони. Но время и заботливый уход способны превратить его в нечто, превосходящее наши ожидания.

Наверняка именно такими мы были в глазах нашей учительницы, миссис Ротберг, когда в первый день школьных занятий она смотрела на нас, шестиклассников, через окно нашего небольшого класса. Мы были как маленькие семечки, которые нужно выращивать.

Осенью 1983 года наша семья переехала в город Колорадо Спрингс. Мой отец начал пасторское служение в церкви, стоящей в тени горы Пайкс Пик. Мама записала мою сестру Сюзи и меня в Христианскую школу Колорадо Спрингс. И вот я, с широко открытыми глазами и трясущимися худенькими коленками, зашел в класс миссис Ротберг, откуда начался мой путь христианского образования.

Все было достаточно просто —  математика, английский, общественные науки — как и в той школе, где я учился до этого. Потом появилось нечто необычное: Библейский стих. Каждую неделю наш маленький разум должен был выполнять тяжелейшее задание — запоминать отрывок из Писания. Кошмар! Я быстро бегал. На скейте я катался быстрее других. Но учить наизусть стих из Библии?! Я так медленно запоминал, что скорость запоминания мною библейского стиха можно было легко отслеживать по солнечным часам.

Но миссис Ротберг была верной. Каждую неделю мы получали новый стих. И, вопреки всему, в большинстве случаев этот стих с классной доски перебирался в мой разум, а потом и в сердце. Спасибо вам, миссис Ротберг, за то, что вы верно поливали наши умы и души Божьим Словом. Я этого не забыл.

Переход из начальной школы в среднюю можно сравнить с тем, как запряженная лошадью повозка вливается в поток автомобилей, движущихся по шоссе. Здесь все происходит быстрее, чем на обочине; все здесь кажется таким огромным! Да еще и время от времени на тебя могут наехать. Когда я как-то поймал на себе взгляд нашего директора мистера Хестерманна (или мистера Ха, как мы его называли), проходящего по коридору, я понял, что мне надо избегать неприятностей. Но очень скоро они сами нашли меня.

Как бывает у многих педагогов-христиан, у мистера Ха было много разных должностей и работ. Он являлся не только директором школы, но еще и тренером подростковой баскетбольной команды, вследствие чего мой путь к спортивной славе не мог пройти мимо него.

Мистер Ха любил правила: “На тренировки надо приходить без опоздания, никакие оправдания не принимаются”; “Не выходить на площадку в шортах в цветочек большого размера даже на тренировках... ”И вот еще один постулат, который мистер Ха подчеркивал неизменно — его бабушка играла в баскетбол лучше, чем мы. Поначалу эти упорядоченные, фундаментально строгие тренировки просто изматывали нас. Но мало-помалу мы становились лучше, дисциплинированнее... Мы становились юношами.

Мистер Ха, могу представить себе, насколько трудно было весь день руководить школой, а после уроков еще гонять подростков, чтобы они развивались физически и умственно. Спасибо вам за то, что ваша забота о нас не ограничивалась рамками баскетбола. Спасибо вам за то, что верно формировали наш характер. До сего дня, играя в баскетбол, я слышу ваш голос. Я этого не забыл.

В старших классах я полюбил историю. Мистер Уоллес был ярким примером человека, который любит юмор так же сильно, как и хороший рассказ. И он находил и то и другое абсолютно на каждой странице истории. Каждый урок был для нас настоящим приключением: мы будто переносились в неведомые страны, слушая его рассказы о том, как выдающиеся мужчины и женщины, полные веры в Бога, прославляли Его имя.

Мистер Уоллес также стал для меня примером посвященности своему делу. К несчастью, его сын умер как раз в то время, когда мы были в старших классах. Я до сих пор помню, как ученики минутой молчания почтили память безвременно ушедшего из жизни юноши, когда мистер Уоллес вернулся в школу.

Спасибо вам, мистер Уоллес, за такие интересные уроки. Спасибо за то, что, невзирая на всю переживаемую вами боль, вы все-таки вернулись в школу, чтобы показать нам, что жизнь — тяжелая штука, но Бог благ к нам. Вы сохранили верность своему дару и нам. Я этого не забыл.

Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим по вере. (Послание к Галатам, 6:9-10)

Это один из многочисленных библейских отрывков, выученных мной в христианской школе, которые до сих пор хранятся в моей памяти. Я думаю, что многие учителя и директоры христианских школ крепко держатся за это обетование. В конце концов, семена, которые они взращивают, часто не показывают вообще никаких признаков роста, и урожай от этих семян больше представляется мечтой, нежели реальностью.

Мечтой руководителя нашего школьного оркестра, мистера Родина, было то, чтобы трубы когда-нибудь сыграли песню так, как она была написана. Однажды разочарование очень сильно задело его за живое! Искренне желая, чтобы его дирижерская палочка превратилась в волшебную, он в раздражении бросил ее.

«Трубы, вы играете просто несносно!» - выпалил он.

Но даже несмотря на то, что он сказал такие слова, было очевидно, что внутри него идет борьба гнева со смехом. После непродолжительной прогулки по коридору смех победил, и он вернулся. Мистер Родин был настоящим, честным и ...смешным. Он также был не просто учителем.

В год моего выпуска из школы мой двоюродный брат был убит. Эта семейная трагедия затронула нас всех, и я пропустил неделю уроков и тренировок по бегу. На выходных я появился на тренировке, измученный и абсолютно неготовый бегать. Мистер Родин также был у нас тренером по легкой атлетике. Я направлялся к линии старта, когда почувствовал, что на мое плечо легла чья-то рука.

«Послушай, никто сегодня не ждет от тебя никаких результатов. Тебе надо пробежать всего лишь один круг. Хотя, если ты пробежишь только половину, я встречу тебя там, и мы сможем пойти и съесть по хот-догу».

В тот момент мистер Родин стал мне не только учителем — он стал другом...

Мистер Родин, спасибо вам за то, что заботились обо мне, не обращая внимания на ноты, которые я не мог сыграть! Спасибо, что не бросили свое дело, когда было проще остаться в коридоре и не возвращаться. Я этого не забыл.

Двадцать лет прошло, как я окончил Христианскую школу Колорадо Спрингс. За это время я отучился в колледже и с концертами объехал всю нашу страну. Нередко мне предоставлялась возможность выступать на мероприятиях в христианских школах. Часто, ожидая своего выхода на сцену, я уделял время тому, чтобы посмотреть на учеников. Я вспоминал, как это — быть одним из них, наполненным жизнью и вопросами, восприимчивым и податливым ко всему новому. Но теперь, когда я стал старше, я обращаю больше внимания на учителей, которые обычно стоят вдоль задней стены зала. И всегда на лице одного из них присутствует странное сочетание заботливости и радости. В таком человеке я сразу вижу мистера Сциарца.

Фран Сциарца был стройным итальянцем с вьющимися волосами. Он был очень экспрессивным и часто улыбался. Все школьники очень любили его библейские уроки, и смех часто слышался из-за дверей его класса.

Но очень часто именно моменты тишины определяли влияние мистера Сциарца на учеников. Почти каждый школьник, один за другим, находил причины посоветоваться с ним. В моей жизни это произошло спустя долгое время после того, как в нашем классе прозвенел последний звонок.

Моя жена Синди умерла в тридцатилетнем возрасте после длительной борьбы с раком. Я остался с двумя маленькими детьми и неопределенным будущим. Однажды поздно вечером Фран позвонил мне и поинтересовался, как у меня дела. Годы и расстояния не изменили его голос. Это был первый звонок из многих последующих, когда Фран настойчиво направлял меня к великому Целителю — Иисусу. Он по-прежнему был всё тем же учителем, который стоит у стены и смотрит, кому из учеников он мог бы помочь.

Спасибо тебе, Фран, я этого не забыл.

Я думаю, что мои родители все это знали. Одной из важных причин нашего переезда в Колорадо Спрингс было желание, чтобы у нас с сестрой появилась возможность учиться в христианской школе. И к тому времени, как пришло время окончания школы, каждый из моих родителей один час своего времени посвящал тому, чтобы поставить восклицательный знак в этой мечте. Они уже тогда знали то, чему я научился потом — что обучение в христианской школе оставляет свой след на протяжении всей жизни человека.

Педагоги-христиане — особенные люди. Они не только посвятили себя одной из самых сложных профессий, но также несут духовное бремя за своих учеников, никогда не зная, какой из контактов с ними окажет долгосрочное влияние на их жизнь. Проходят годы после того, как они верно ухаживали за этими маленькими семенами и поливали их, и время показывает правоту Божьего слова - «ибо в свое время пожнем, если не ослабеем».

Спасибо всем вам за то, что вы не сдались. Мимолетные эпизоды, короткие встречи, а также ваша верная забота — это ваш выдающийся вклад в духовное формирование ваших учеников. Выращенный вами урожай — это поколения верных последователей Иисуса.

Сегодня утром мы с моей женой Райной отвезли наших троих детей в Юго-восточную христианскую школу. Когда я наблюдал за тем, как моя дочь Грейс здоровается со своим учителем, я подумал: «Спасибо вам, мистер О'Рэйли, за то, что вы после уроков помогаете ей сделать домашнее задание. Это не будет забыто».

Данни Ортли  — состоявшийся певец, автор и  исполнитель песен.

В настоящее время вместе со своей женой Райной и тремя детьми

живет в городе Паркер, штат Колорадо.

Статья использована МАРХО с разрешения организации Международная ассоциация христианских школ (Association of Christian Schools International, USA). Желающие использовать эту информацию в других контекстах должны указать имя автора и МАХШ.