Что мы действительно ценим? Переосмысление критериев чествования наших учеников

Основные ценности, которых придерживаются христианские школы, довольно схожи. По всей Северной Америке их формулировки не сильно разнятся. В той или иной форме все они включают в себя основные ценности, базирующиеся на Библии и которые, мы надеемся, наши ученики примут лично для себя. Но не конфликтуют ли критерии оценивания и чествования наших школьников с заявленными школой ценностями? Совпадают ли наши чаяния с реальностью?

Мерило

“Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше” (Матфея 6:21).

Согласно словам Иисуса, мы демонстрируем свои ценности или «где наше сердце» тем, что мы делаем с тем, что нам дорого (сокровищем), а не тем, что говорим.

В нашем обществе это сокровище может принимать различные формы, но самыми распространенными его видами являются деньги и почести. У меня сложилось такое впечатление, что распределение финансовых ресурсов в нынешней сверхматериалистической западной культуре наглядно демонстрирует, что многие из нас ценят материальные блага больше всего остального. Возникает ощущение, что именно там наше сердце. Оно там настолько, что у среднего американца регулярная задолженность по кредитам составляет семнадцать тысяч долларов по девяти кредитным картам. И все ради того, чтобы иметь больше вещей. Добавьте к этому то, что более десяти процентов владельцев собственных домов в Америке имеют просроченные платежи по выплате ипотеки, и у вас сложится довольно неприглядная картина неправильно размещенного богатства (Гиббс, 2008). Уже не мы становимся потребителями товаров, а товары поглощают нас. Разве удивительно, что семьи в Канаде и США, входящих в число богатейших стран, когда-либо существовавших на Земле, не могут позволить себе платить за обучение своих детей в христианской школе? В отличие от них, по данным Министерства образования Гаити и Ассоциации протестантских школ, шестьдесят процентов семей в этой самой бедной в Западном полушарии стране, по крайней мере, стараются сделать это!

В начальной и средней школе сокровищами, которые мы действительно ценим, являются знаки признания успехов наших учеников и вручаемые им награды, а также критерии, используемые нами для оценки этих успехов. В сущности, мы ясно даем понять всем, особенно ученикам, что именно мы на самом деле ценим. И эти действия говорят намного больше, чем любые тезисы и утверждения, записанные в официальных документах школы. Знаки признания, награды и критерии их отбора могут отчетливо свидетельствовать о том, что мы ценим те же вещи, что и мир.

Мир прежде всего и выше всего остального ценит достижения. Как сказал генерал Джордж Паттон: «Америка любит победителя!» Впрочем, как и другие страны и народы. Но только ли это должна ценить христианская школа? В Своем Святом Слове Бог, судя по всему, не так сильно беспокоится о конечном результате нашей жизни – наших достижениях, как о наших мотивах, отношении к чему-либо, а также о средствах достижения этих самых результатов. Бог не разделяет мнения мира о том, что такое успех.  Редьярд Киплинг заметил в своем стихотворении «Если», что человек должен быть «тверд в удаче и в несчастье, которым, в сущности, цена одна». В одиннадцатой главе Послания к Евреям героями веры названы не только те, кто совершал великие деяния. Господь дает такую же высокую оценку людям, чья вера привела к тому, что они терпели «лишения, скорби, озлобления», и даже умирали за свою веру (ст. 37). Именно о них, а не о первых, Господь устами автора этого Послания говорит, что их «весь мир не был достоин» (ст. 38).

Легко “не замечать” существенные недочеты мирской системы почестей и поощрения, но они настолько часто встречаются в нашей христианской культуре, что не мешало бы рассмотреть некоторые из них.

Несправедливость – наша отличительная черта

«В своих руках я держу прекрасный кубок из настоящего серебра», - сказал я группе учителей-христиан на Гаити. Они видят, что в руках у меня ничего нет. Я использую этот воображаемый трофей с целью проиллюстрировать свою мысль. И я продолжаю: «...который я дам самому высокому из присутствующих здесь; человеку, у которого самые голубые глаза!»

Беззлобный ропот вперемешку со смехом весьма предсказуем. Видите ли, большинство гаитян – это люди среднего роста, темнокожие, с карими глазами. А я, в отличие от них, голубоглазый, почти двухметровый верзила, худосочный и бледный, особенно после долгой канадской зимы. Быстро окинув взглядов моих гаитянских братьев и сестер, я с притворным удивлением объявляю: «Итак, победитель – я! Сердечно поздравляю себя! Какой я умница – высокий, да и вдобавок, с голубыми глазами!»

Конечно же, никакой я не победитель. Очевидно, что нет никакой моей заслуги в том, что у меня такой рост и цвет глаз. Внешний вид – результат наследственности, а суть иллюстрации состояла в том, что генетические характеристики не являются справедливым критерием для какого-либо публичного признания.

Но не бывает ли так, что школа выражает признание ученику за его естественные спортивные или умственные способности, за музыкальный или артистический талант – дары, которые, в общем-то, в него вложил Бог? Мой опыт говорит, что все именно так и обстоит. Разве это справедливо? Тогда, следуя этой логике, нужно было бы “перепрыгнуть” через показатели достижений и успеха, и сразу же перейти к главному. Давайте просто раздадим призы и грамоты за генетические показатели! «А теперь призы вручаются ученикам, у кого самая выдающаяся ДНК…» Выражение признания ученикам за их естественные дарования всего лишь чуть менее нелепо, чем похвала тем, кто получил самый ценный подарок на Рождество.

Но как же быть с теми, кто заслужил свою награду? Какая несправедливость может присутствовать в этом случае? А такая, что некоторые ученики достигают успеха в значительной мере благодаря стечению благоприятных обстоятельств. У них может быть такое благословение, как заботливая и помогающая семья, или квалифицированный репетитор, или (в такой стране, как Гаити) нечто очень простое: например, хорошее питание. Все это может дать ребенку хорошую фору по сравнению с его одноклассниками и ровесниками. Если мы хвалим этих учеников на основании одних лишь достижений, не обращая внимания на менее удачливых ребят, то это похоже на вручение золотой медали бегуну “стометровки”, который стартовал, находясь впереди остальных метров на пятьдесят.

Яд лаврового венка

В принятой системе признания и почестей существует и другая проблема, значительно отличающаяся от несправедливости. Нет ничего полезного в том, чтобы раздувать эго учеников, которое уже и так напичкано неправильными ценностями общества. Делая это, мы просто присоединяемся к хору тех, кто хвалит спортсменов и «умников», давая им дополнительную похвалу. В древнем Риме правители понимали опасность, которая легко может возникнуть в связи с подобным общественным превозношением.

Когда римский полководец возвращался в Великий город Рим с победой, он получал от императора две награды. Первой наградой был парад в ознаменование его победы, проходивший по центральной улице города. В завершение триумфальной процессии, вслед за проследовавшими мимо ликующих и аплодирующих толп легионами победителей и их трофеями, перед народом появлялся сам военачальник, на празднично украшенной колеснице, запряженной белым жеребцом. Но там же, на колеснице, находился и второй человек. За спиной у триумфатора стоял раб, державший над головой своего господина лавровый венок. Этот простой венок из обычных веток лавра был второй и самой значимой наградой победителю, самой высшей честью, которую только мог получить римский гражданин. И именно по причине значимости этой награды рабу, держащему венок над головой триумфатора, было приказано на протяжении всей процессии говорить ему такие слова: «Помни, ты всего лишь человек». Раб снова и снова повторял: «Ты всего лишь человек».

Римляне знали, что похвала и почести от людей легко могут вызвать в человеке гордость, способную подорвать его силы. Гордость – это яд, прячущийся в лавровом венке, потому, как сэр Малколм Маггеридж подчеркнул в своей книге «Иисус, человек, который живет среди нас»: «Единственное противоядие против яда императорского лаврового венка можно найти только в терновом венке Иисуса» (1975, 178).

Вы можете подумать: «Но ведь весь мир поступает и живет именно итак!». Вспомните: Библия говорит нам, что Божье царство существует совсем по другим законам. Самый лучший способ обновить свое понимание христианских критериев и стандартов оценки учеников в школе – это посмотреть внимательно на то, кому же все-таки, согласно Святому Писанию, Бог оказывал особую честь.

Люди, чьи мотивы правильны

В 1924 году шотландец Эрик Лиддел приехал в Париж на Восьмые олимпийские игры с огромными планами. Его самым большим желанием было выиграть золотую медаль в забеге на дистанцию двести метров, к которому он готовился очень давно. Но жеребьевка соревнований разбила его мечты. Забег был назначен на воскресенье – День Господень. Из-за своих религиозных убеждений Эрик Лиддел отказался выступать на соревнованиях, считая, что лучше не выиграть, чем выразить непочтение к Богу. Британский олимпийский комитет был в шоке. Как один из самых лучших спортсменов Британии мог предпочесть веру в Бога славе своей страны, не говоря уж о славе личной? Все их усилия изменить его решение не принесли успеха. Вместо воскресного забега его поставили в понедельник на четырехсотметровую дистанцию, на которой он не тренировался, и, вдобавок, в конце дня, после двух других забегов, в которых он участвовал. Когда Лиддел выходил на старт, американский бегун протянул ему записку с такими словами: «В Древней Книге написано: «Я прославлю прославляющих Меня. Джексон Шульц» (Уэлланд, 1981).

Эти слова послужили своеобразным пророчеством. Эрик Лиддел выиграл золотую медаль в этом забеге, что стало наивысшим достижением его спортивной карьеры, и более того – примером многим поколениям христиан, включая учителей и директоров христианских школ. Нам необходимо выделять, отмечать и хвалить перед всеми тех наших учеников, кто почитает Бога, прежде всего своим отношением и поступками, а также успехами в учебе, спорте или какой-либо другой сфере жизни.

Люди, которые развивают свои дары

У Кевина была умственная отсталость, и он начал заниматься в нашем классе специального обучения, когда ему было четырнадцать. К шестнадцати годам самой большой его мечтой было работать уборщиком в нашей школе. Для этого он стал помощником уборщика и учился как можно более качественно выполнять свою работу. В восемнадцать лет он достиг поставленной цели, и на ежегодном школьном собрании мы отметили его достижения и поздравили его. Он заслужил эту похвалу, верно развивая свои ограниченные способности, которые он посвятил служению Богу.

Жизнь Кевина – это иллюстрация рассказанной Иисусом притчи о талантах. Этот принцип применим в любой христианской школе. Школьники, развивающие свои естественные способности и таланты ради Великого Даятеля этих талантов, достойны публичного признания, вне зависимости от того, какого «размера» этот талант – большой или не очень.

Люди, служащие другим с состраданием

В классической сказке Чарльза Диккенса «Рождественский гимн» ее главный герой Эбенизер Скрудж пытается в разговоре с духом своего бывшего компаньона Джейкоба Марли оправдать свой эгоизм:

- Но ты же всегда хорошо вел свои дела, Джейкоб, - пробормотал  Скрудж,
который уже начал применять его слова к себе.

 - Дела! - вскричал призрак, снова заламывая руки. - Забота о ближнем  -
вот что должно было стать моим делом! Общественное благо  -  вот к чему я
должен был стремиться! Милосердие, сострадание, щедрость -  вот на что я должен был направить свою деятельность! А занятие коммерцией -  это лишь капля воды в безбрежном океане предначертанных нам дел...

Сострадательное служение другим людям, особенно бедным и лишенным привилегий – это отличительная черта христианской жизни. В Евангелии от Матфея (25:34-40) Иисус сказал Своим ученикам что, когда они служат «одному из малых сих» - тем, кто болен, голоден, кто жаждет или в тюрьме - этим самым они служат Ему, и поэтому получат свою огромную награду. В некоторых христианских школах самая почетная для ученика награда носит название «сердце слуги». Она вручается школьнику, который с любовью и состраданием лучше других послужил Господу и другим людям, особенно тем, кто в нужде. Может, каждой христианской школе нужно сделать такую награду самой почетной?

Некоторым людям подобные критерии оценки могут показаться странными, даже абсурдными. Да и окружающий нас мир без труда игнорирует их. Но работники и ученики христианских школ должны принадлежать другой общности, значительно отличающейся от какой-либо нации или культуры. Библейское христианство – это контркультура, которая расходится с другими культурами не только в философии, но и на практике. Мы – часть царства, в котором господствуют подлинная справедливость и истинная правда, а также присутствуют другие ценности, не соответствующие принятым в этом мире стандартам. Нам необходимо определиться, согласно каким ценностям мы будем жить: небесного царства или современной культуры? Выбирая ценности Божьего царства, мы должны выразить их не только в виде формальных тезисов и заявлений для общественности, но также и в наших повседневных делах и методах, которые могут значительно отличаться от того, что встречается в светских школах и найти свое выражение в таких методах, как установление библейских критериев оценивания и чествования наших учеников.

Марк Кеннеди, бакалавр. Двадцать лет трудится директором регионального отделения МАХШ в Восточной Канаде. Является соавтором книги «Руководство к христианской жизни», а также автором статей в журнале «Христианское школьное образование» и книги «Путешествие на каноэ по узким местам».