Что делает христианское образование особенным?

Бог требует намного большего, чем набожность;

Бог требует совершенства,

отмеченного кроткой святостью.

Эта осень ознаменовала начало 51-го года моей работы в сфере христианского образования. Благодаря Божьему провидению у меня была благословенная возможность трудиться и наблюдать за работой школ, колледжей, университетов и семинарий по всему миру. Я видел самые старые из них и помогал организовывать новые; я наблюдал за старыми организациями, которые должны были быть маяками в этом мире, но чей свет стал тусклым и мерцающим; я видел и более молодые школы, чье изначальное видение было изменено руководством, менее посвященным Евангелию, чем его предшественники. Я также наблюдал за теми школами, которые остаются верными на протяжении десятилетий и даже столетий - и за теми, которые были организованы совсем недавно для того, чтобы занять место организаций, отпавших от своей изначальной цели.

Наблюдая за тем, как школы сменяют друг друга, возникают и либо процветают, либо приходят в упадок и прекращают свое существование, я пришел к такому заключению: Богу не нужны христианские школы, если они не отличаются от массы других официальных организаций, которые называют себя школами. В частности, Богу не нужны полу-освященные «христианские школы», которые подражают всем аспектам государственного образования: у них точно такая же предписанная государством учебная программа, дипломированные учителя и руководители, «Неделя духовности», спортивные франшизы, важность которых препятствует учебному процессу, марширующие духовые оркестры, группы поддержки, распродажи для сбора средств, выбор «царского двора» (короля и королевы) школы из выпускников, выпускной бал и многое другое — при том, что в неделю у них проводится лишь одно школьное богослужение, а библейские истины преподаются очень редко.

Так как Бог призвал нас к служению в сфере христианского образования, Он ожидает от нас намного большего, чем просто слепое подражание. Бог хочет, чтобы христианские школы были самобытными и отличались от других. Бог призывает нас к уникальной миссии, которая отличается от модели официального образования и его притягательной бездуховности и поверхностности. Бог также требует нечто большее, чем набожность: Он требует совершенства, отмеченного кроткой святостью.

Короче говоря, Бог ожидает от нас верных приоритетов: главное должно оставаться главным. Какие же приоритеты должны быть в христианском образовании? Чем оно должно отличаться? Я могу ответить на эти вопросы тремя словами: мудрость, знание и понимание. Или тремя фразами: библейское мировоззрение, библейская эпистемология и библейская интеграция. Или одним словом: истина.

Христианское образование — это педагогическая парадигма, отличная от любой другой формы образования. От всякой системы обучения требуется передача знания, однако не всякое образование признает необходимость мудрости и понимания. На самом деле большая часть современного образования будет насмехаться над любым призывом к мудрости и пониманию, особенно если источником этой мудрости и понимания является божественное.

Предпосылка, на которой основана христианская мудрость, следующая: «ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр. 11:6). Автор Послания к Евреям устанавливает два стандарта: это, во-первых, признание существование Бога; и, во-вторых, искреннее желание познавать Бога, наградой за что является обещание личных отношений с Ним.

В последние годы вопрос существования Бога постоянно находится под вражеским прицелом. Такие популярные книги, как «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза (2006 г.), «Письмо к христианскому народу» Сэма Харриса (2006 г.) и «Бог не великий: как религия все отравляет» Христофера Хитченса (2007 г.) высмеивают теизм и характеризуют тех, которые придерживаются его, невменяемыми. В современном мире все чаще провозглашение веры в личностного Бога становится пятном на чьем-либо резюме в качестве признания посредственности ума. Тем не менее, вера в Бога является обязательным отправным пунктом для приобретения мудрости, потому что она из этой веры следует: «Начало мудрости — страх Господень» (Пр. 9:10). В качестве противоположности этому псалмопевец утверждает: «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога»» (Пс. 13:1).

Таким образом, веруя в великое «Я есмь» (то есть в Бога), подлинное христианское образование верит также и в то, что мудрость берет свое начало в Боге, с Богом и от Бога. Отвергнуть Бога - значит, лишиться доступа к мудрости, за исключением тех случаев, когда она передается через общую благодать. Мудрость — это атрибут, который Бог открывает только по Собственному выбору — когда, где и сколько. То, что Бог предпочитает не раскрывать, остается скрытым, как тайна. Однако Бог являет Себя и Свою мудрость в достаточной мере через общее откровение (то есть через природу) и через особое откровение (Священное Писание, Воплощение Слова, ставшего плотью в Иисусе Христе, свидетельство Святого Духа через верную Церковь) для того, чтобы человеческий род мог Его знать.

Следовательно, самой смелой отличительной чертой христианского образования должно быть провозглашение того, что превознесение Божьей мудрости является его наивысшим приоритетом. Посредством тщательного изучения текста Писания и благодаря благочестивым примерам зрелых и возрастающих христиан, христианские школы создают идеал, наивысшей целью которого является не только достижение того, чтобы школьники получали высшие баллы по внешнему тестированию или были приняты в элитарные университеты, но и, в конечном счете, помощь учащимся в приобретении Божьей мудрости и умения жить ею.

Однако Бог также предлагает нам овладевать и наслаждаться всем богатством человеческого знания. Каждая тема, всякая сокрытая в природе тайна — от астрономии до микробиологии — доступны для нашего исследования, наблюдения, изучения, анализа, синтеза и оценки. Ничто не запрещено, ничто не закрыто для вопросов, ничто не является табу. Культурная миссия в книге Бытие 1 и 2 главы призывает нас контролировать Божье творение, несмотря на то, что мы почитаем его чудеса и удивительную красоту. Таким образом, христианская школа, если она является подлинной, чтит Бога всей строгостью своей академической программы в поиске человеческого знания. 

Бог призывает нас действовать, исходя из нашего ограниченного понимания мудрости и нашего умножающегося знания таким образом, что мы проявляем наше понимание, которое является точкой равновесия всего, что мы знаем. Это понимание означает, что мы имеем вдохновленную Духом проницательность в понимании того, как наилучшим способом применять мудрость и знание, которые мы приобрели.

Принимая во внимание эти отличия христианского мировоззрения, мы также призваны приобретать Библейский взгляд на обучение и преподавание. Другими словами, нам необходимо тщательно разработанное и сформулированное мировоззрение и эпистемология (учение о познании), а также соединение раздробленных частей жизни в одно целое. Для тех, кто преподает и управляет христианской школой, общим знаменателем этих трех элементов должен быть авторитет Библии.

Любое мировоззрение зависит от метафорической основы или точки зрения, с которой человек смотрит на мир. Для кого-то, как для принца Гамлета, мир может быть либо тюрьмой, либо заросшим сорняками бесплодным садом; для Фредерика Генри, героя романа Эрнеста Хемингуэя, мир — это игра, в которой никто не играет по правилам; для Измаила Германа, героя Мелвилла, мир может быть ничем иным, как «большим розыгрышем». Психиатрическая больница; жизнь, как беговая дорожка; бессмысленное путешествие, камень, толкаемый на гору и неизбежно скатывающийся вниз — это мировоззрения потерянных и доведенных до отчаяния литературных героев. Каждый из них нашел собственную философскую основу и считает ее действенной для своей жизни.

Библейское мировоззрение имеет большое значение для любого христианина, так как оно определяет смысл их жизни, знание, которое они приобретают, и его передачу школьникам. Мое личное выражение библейского мировоззрения берет свое начало от подножия Креста и от дверей пустой гробницы. Для меня взглянуть на мир с такой позиции означает увидеть полную картину человеческого опыта: вину и благодать, потерю и приобретение. Ведь с этой точки зрения я вижу беспорядок и порочность падшего мира - но я также могу видеть и то, что находится за рамками трагедии смерти и разрушения: славу искупления и победу.

Важнейшей целью в воспитании учеников Иисуса Христа является формирование в них зрелого христианского мировоззрения. Ни одна христианская школа не достойна претендовать на наличие библейского взгляда на преподавание и учебу, если ее философия педагогики не ориентирована на формирование мировоззрения. Это не значит, что христианская школа навязывает студентам библейское мировоззрение, как если бы «промывка мозгов» была проверкой ученичества. Однако для этого поколения осознание мировоззрения — это то, что интеграция веры и обучения представляла собой 50 лет назад: новый способ говорить о посвящении так, чтобы каждую мысль, каждое понятие, каждую теорию, каждую гипотезу, каждую аксиому подчинить господству Иисуса Христа. Библейское мировоззрение — это философская цель, ради которой в декларации Абрахама Кайпера сказано: «Нет ни единого сантиметра во всей сфере человеческого существования, про который Христос, Господь всего, не сказал бы «Моё!».

Христианская школа должна придерживаться библейской эпистемологии. Проще говоря, мы должны свести учение о познании к двум основным вопросам:

1. Как мы знаем то, что мы знаем?

2. Как мы знаем, что то, что мы знаем, является истинным?

Мы знаем то, что мы знаем, потому что мы, как люди, созданные по образу Божьему, имеем атрибуты Троицы: Бог Отец, Который создал этот мир; Бог Сын, благодаря Чьему слову был создан этот мир; Бог Дух, Который пролил свет жизни на вселенную. Как любимое Божье творение, мы имеем Его подобие, потому что мы обладаем волей, разумом и вдохновением. Таким образом, мы узнаем то, что мы знаем, посредством Божьей мудрости, явленной по воле Бога; посредством человеческого разума, который приобретает человеческие знания; и посредством света любви и благодати, данными Святым Духом для понимания и осмысления.

Однако мы узнаем, что то, что мы знаем, является истинным лишь тогда, когда возрастает наша вера. Если Бог есть истина, тогда все, что мы воспринимаем как Божью мудрость, является также истинным. Мы всегда будем осторожны, утверждая, что обладаем Божьей мудростью и помня, «что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою» (1Пт. 1:20); вместо этого мы всегда будем проверять наше понимание Божьей мудрости, сравнивая одно место Писания с другим, советуясь с братьями и сестрами, перечитывая записи исторических личностей. Подтверждая наше признание Божьей мудрости, мы тем самым признаем, что наше человеческое знание может быть ограниченным или искаженным вследствие грехопадения, а также из-за нашей предвзятости, предубеждения или ошибочного рассуждения: ведь ошибались же христиане на протяжении веков в том, как они знали и понимали мир, в оправдывании рабства и подчинения женщин, в предположениях относительно хронологии конца света!

В конечном счете, мы знаем, что то, что мы знаем является истинным тогда, когда Божья мудрость подтверждает наше знание, и когда наше понимание согласовывается с откровением Писания и его наставлениями. До тех пор же мы видим, как бы сквозь тусклое стекло.

Наше понимание целостности возрастает тогда, когда мы растем в мудрости, знании и понимании – ибо это вряд ли относится к новичкам; мы начинаем видеть связи между переплетенными нитями, которые составляют общую картину того, что мы изучаем. Мы начинаем создавать такие связи и видеть, как все легко соотносится со всем остальным. Мы начинаем радоваться целостной жизни, а не жизненному опыту, который отмечен фрагментарностью и распадом. Более того, мы начинаем радоваться тому факту, что некоторые из наших учащихся начинают смотреть на Иисуса Христа через призму веры и таким же образом воспринимать — иногда даже и без нашего наставничества — применение библейского мировоззрения, библейской эпистемологии и библейской интеграции учебы и жизни.

Вот и основная суть отличий христианского образования. Для того, чтобы держать первое первым, мы должны отстаивать то, что Франк Е. Гебелайн назвал «единством всей истины под Богом» (1968 г., ст. 22).

Эффективное образование заявляет, что оно находится в поиске истины. Многие учреждения запечатлели следующие слова Иисуса из Назарета: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). Идеал западной цивилизации — разум, освобожденный от оков невежества образованием; следовательно, существуют такие понятия, как «гуманитарные науки» или «гуманитарное образование», которые на западе охотно называют “освобождающими”.

Но как мы узнаем истину, которая может освободить нас? Так же ли это просто, как исполнение различных требований для получения ученой степени в области гуманитарных наук, или для поступления на программу «Великих книг», или установка на то, чтобы стать эрудитом или человеком с разносторонними интересами? Конечно же, нет. Только библейски информированное и удостоверенное христианское образование провозглашает «и познаете истину, и истина сделает вас свободными» в истинном контексте послушания и ученичества.

Что же это за контекст? В Своем предыдущем утверждении Иисус говорит: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно мои ученики (Ин. 8:31). Только тогда, как прямое следствие следования предыдущему указанию, вы «познаете истину, и истина сделает вас свободными». Если вы придерживаетесь Моего учения — здесь Иисус неразрывно связывает условие с результатом, послушание и ученичество - с истиной и свободой. В буквальном понимании, ученик — это тот, кто сидит у ног учителя и впитывает его наставление слово в слово. Апостол Павел говорит о том, что он был «воспитан... при ногах Гамалиила» (Деян. 22:3), известного иудейского раввина и внука Гиллеля. Действительно ли Савл из Тарса учился у Гамалиила? По крайней мере, его наставники были учениками Гамалиила и они подражали философии Гамалиила и его методам наставления для того, чтобы учить своих собственных учеников. Существуют ученики Марии Монтессори, Говарда Гарднера и Френка Гебелена. Однако Иисус из Назарета призывает нас к другому виду ученичества: мы призваны к повиновению, ибо лишь повиновением мы можем достичь познания истины, которая сделает нас свободными.

Что же это за истина? Она начинается с существования личного Бога, нашего Создателя, Искупителя и Господа. Она приходит вместе с ответственностью каждого человека, созданного по образу Бога, хотя и отчужденного грехом, для того, чтобы войти в восстановленные отношения с Творцом благодаря искуплению Иисуса Христа, совершенной жертвы Бога за грех. Истина включает в себя славу искупленной жизни, примиренной с Богом как здесь и сейчас, так и в последующем бытии для всех, кто надеялся на Божью благодать в вечности.

Итак, у нас есть Божья мудрость, которая освящает все знание человека через понимание, данное Святым Духом. Мы также имеем и библейское мировоззрение, которое дает нам средства для познания и приобретения истины так, что наш взгляд на жизнь становится единым целым и является полностью христианским. Все это и является отличительной чертой школ, называющих себя христианскими. Это то необходимое, что мы должны признать как главное, которое всегда должно быть главным.

Д. Брюс Локерби, доктор литературы (LHD), глава консультационной организации Пайдейя, Inc. С 1957 по 1991 гг. служил в школе Стоуни Брук в Нью-Йорке, первые шесть лет под руководством Франка Е. Гейбелайна. Локерби написал более 40 книг, среди которых «Христианская пайдейя» и «Страсть к изучению»; обе опубликованы издательством «Purposeful Design Publications» МАХШ.

Статья использована МАРХО с разрешения организации Международная ассоциация христианских школ (Association of Christian Schools International, USA). Желающие использовать эту информацию в других контекстах должны указать имя автора и МАХШ.