«Если рыбы на самом деле спят, то пользуются ли они подушками?»

Все в младшей группе детского сада свидетельствовало о теме недели. Сверкающие звезды висели на невидимых нейлоновых ниточках, приклеенных к потолку. Бумажный полумесяц выглядывал из-за края доски, на которой был написан план уроков на неделю. Одеяла, пижамы и плюшевые игрушки дополняли театральное оформление игровой комнаты, превращая обычный зал в уютную спальню. Книга «Спокойной ночи, луна» Вайза Брауна (Goodnight Moon, Wise Brown, 1947) расположилась на книжной полке рядом с другой любимой детской историей о ночных приключениях маленького мальчика.

Воспитательница сидела за столом, на котором еще с вечера прошлого дня были приготовлены две бутылочки клея и много аккуратно нарезанных фланелевых прямоугольников, каждый размером 20х28 сантиметров. «Сегодня мы будем делать подушки», объявила воспитательница, когда все дети сели в круг. Ян сразу же подхватил тему: он, оказывается, дома спит на подушке с изображением плюшевых медвежат и у него есть пижама со Спайдерменом и рюкзак с Вигглами, ...а также рыбка по имени Освальд и кроссовки, которые светятся, когда он топает. Да, и у его папы «500 удочек и он охотится на “большую рыбу”». Мисс Синди, профессионал в борьбе с неуместными детскими репликами, улыбнулась и быстро вернулась к теме беседы. «Сегодня мы с вами говорим о ночном времени и делаем подушки».

Мисс Синди аккуратно разложила на столе ярко раскрашенные прямоугольники. Она попросила шестерых детей присоединиться к ней, позволив остальным детям играть в разных игровых комнатах. «Сейчас мы склеим эти два кусочка материи. А завтра мы набьем получившиеся подушки ватой». Эмили взяла бутылочку с клеем и приготовилась к работе. «Дай я намажу клеем часть твоей подушки», сказала мисс Синди, осторожно забирая бутылочку с белым липким веществом из маленьких ручек, которые уже собирались проверить, можно ли использовать это липкое вещество для рисования пальцем. Мисс Синди наклонилась над столом, выдавливая три отдельные линии клея на каждую часть будущей подушки. «А теперь возьмите свою часть подушки и положите ее аккуратно на клей – вот так», учила мисс Синди, показывая нужные действия на подушке Андре. «Когда закончите, можете идти играть».

Несмотря на наличие в группе спальных мешков, мягких игрушек, пижам и сказок перед сном, четырехлетнего Яна, казалось, больше привлекала стопка карточек в математическом игровом центре. Особенно ему понравились карточки, имеющие форму буквы «Н», как «ночь». Он взял картонную букву и стал думать, как бы ему половчее закрепить на взятой из спортивного уголка скакалке эту «катушку». Наконец воображение подсказало мальчику, что надо сделать. Взяв с собой стопку карточек и скакалку, Ян целенаправленно направился к деревянной лестнице, взобрался на нее и стал на верхней площадке. Держа картонную букву «Н», Ян эффектно забросил свою импровизированную “удочку” через край лестницы в реку, которую, казалось, видел только он. Эмили, закончив первый этап создания подушки, казалось, вдруг “увидела” те же бушующие воды и немедленно упала на коврик, изображая рыбу, просящую, чтоб ее поймали. Когда “форель”-Эмили схватила крючок удочки, Ян гордо воскликнул: «Я поймал большую рыбу»! Услышав это, Кайли и Андре подобрали еще одну «рыболовную удочку»-скакалку в спортивном уголке и присоединились к Яну «на берегу». Вскоре прыгающая рыба в журчащем ручейке боролась за приманки на трех удочках с катушками в виде буквы Н.

«Ян, эти буквы «Н» нужны для занятия и должны оставаться в математическом игровом центре. Пожалуйста, положи их на место и начинай делать свою подушку». Вскоре извивающиеся рыбы и азартные рыбаки, потеряв интерес к игре, разбрелись по комнате. В то время, когда скучающая Эмили сидела на коврике, думая, чем бы заняться, Андре посмотрел на потолок со свисающими звездами, имитирующими ночное небо, и заметил: «А у меня дома есть морская звезда. Это такая рыба в форме звезды. Бог ее создал».

Подобные ситуации происходят каждый день в примерных классах и с хорошими воспитателями. Хорошая ли мисс Синди воспитательница и призвана ли она Богом работать с маленькими детьми? Да. Чувствуют ли родители, что воспитатели «стоят своих денег»? Конечно. Правильно ли мисс Синди иллюстрирует темы недели, планирует уроки и учебные мероприятия? Разумеется. Упускает ли мисс Синди важные моменты в классе, благодаря которым у детей могло бы возникнуть желание учиться? Вполне возможно.

Несмотря на свое благое намерение построить урок так, чтобы дети полностью погрузились в мир ночных занятий и игр, мисс Синди была настолько поглощена своей частью урока, что не смогла сыграть на интересе детей и побудить их думать в нужном направлении, поощрить к учебе. Мисс Синди, как и многие другие молодые специалисты в сфере образования, легко сбивается с толку, потому что она настолько сфокусирована на выполнении плана урока, что часто забывает об истинной цели обучения: о развитии критического и творческого мышления у детей.

Результаты исследований в дошкольном образовании показывают, что подлинное обучение происходит не тогда, когда детям преподносятся различные факты на педагогически направленных занятиях, сфокусированных скорее на смоделированный продукт, чем на творческий процесс (Hirsh-Pasek and Golinkoff 2003). Даже если те факты, которые мы преподаем, и та деятельность, которую мы предлагаем, кажутся нам подходящими для развития малышей и соответствуют стандартам воспитания детей младшего возраста, большая часть информации не воспримется ими, если эта информация или деятельность не преподносится в контексте повседневности ребенка и его реальной жизни – то есть, таким образом, чтобы ребенок мог использовать ее и понять.

Результаты исследований показывают: то, что раньше считалось подлинным учением — запоминание и постоянная тренировка навыков — на самом деле является лишь средством выполнения детьми определенных заданий, а не настоящей учебой (Hirsh-Pasek and Golinkoff 2003). Дети будут стараться делать то, что говорит учитель. Если они чувствуют, что это важно для вас, они будут делать вид, что заинтересованы работой над созданием подушки, даже если вы самостоятельно режете материал и клеите. Маленькие дети хотят угодить своим учителям и зачастую догадываются, что это важно для нас. Однако, мы, как христиане, знаем, что ценность человека не зависит от его дел: Бог ценит нас на основании того, кто мы есть! Поэтому, когда мы рассматриваем современную теорию дошкольного образования в свете библейского мировоззрения, имеет смысл проследить, как мы оцениваем обучение — и использовать природную детскую любознательность, их сиюминутную заинтересованность для того, чтобы создать наполненное смыслом контекстуальное обучение, которое бы мотивировало малышей к дальнейшему исследованию затронутых нами или интересующих их самих тем.

Конечно же, Иисус является наилучшим примером для нас. Он никогда не давал ученикам факты просто для того, чтобы они их знали; вместо этого он предпочитал оживленный обмен вопросами, благодаря которым Он побуждал Своих учеников мыслить за рамками того, что, по их мнению, они уже знают. И когда Иисус послал Своих 70 последователей на «задание», их миссия стала необходимым контекстуальным фоном для их обучения, которое изменило их жизнь — и, без сомнения, стала мотивацией для их дальнейшего познания Бога на более глубоком уровне.

Для маленьких детей такой вид подлинного обучения усиливается благодаря игре воображения и живым открытиям, которые вытекают из их опыта и взаимодействия с миром и живущими в нем людьми. Бог уже заложил в детях инстинктивную, все возрастающую любознательность и живой интерес к быстро меняющемуся миру. В них заложен спонтанный, новаторский дух, стремление обнаружить логические связи всего на свете! В то время, когда взрослые сфокусированы на том, чтобы преподать определенный тематический блок, либо закончить творческое задание, обычный трехлетний ребенок, возможно, в это время ищет ответы на вопросы, которые не относятся к теме, но захватывают его целиком своими тайнами, такими как «Как это может быть самолетом в небе, если вчера ты мне говорила, что это – птица?»

Любознательный разум детей настойчиво ищет связи между фактами и предметами в окружающем мире, благодаря чему у него рождается любовь к учебе и возникают новые идеи. Таким образом, хотя Яну, может быть, и не была интересной тема о ночном времени, они с Эмили имели все шансы быть увлеченными другой игрой: классификацией больших и маленьких рыб, исследованием раскраски тропических рыб, изучением естественной среды обитания пресноводных рыб и познаванием того, что Бог сотворил рыб на пятый день.

В дошкольной группе мисс Синди на данный момент тема рыб была более актуальной, чем подготовленная заранее работа над подушками или даже чем игра в ночное время с переодеванием на театральной игровой площадке. Почему? Да просто отец Яна – заядлый рыбак. Эмили ела рыбу вчера вечером и расстроилась, что Немо должен был умереть ради ее ужина. Семья Андре ездила в океанариум «Си Ворлд» (Sea World) во время отпуска. Другие же дети просто увлеклись энтузиазмом Яна, а рыбалка стала мостиком, соединившим их друг с другом. В такой момент детская игра воображения становится экспериментом с контекстуальным обучением — даже если эта игра на первый взгляд кажется затеянной “не по теме” и никак не относится к уроку.

Как мисс Синди может использовать современную теорию контекстуального обучения и превратить свой класс в среду, где обучение приносит не только удовольствие, но и является содержательным и действенным? Во-первых, дайте детям возможность придумать и сделать свои собственные подушки. Это переместит акцент с плана урока на сам процесс, который побудит их мыслить критически и творчески. А это — уже признак подлинного обучения.

Мисс Синди также могла бы с энтузиазмом отреагировать на творческое использование буквы «Н» и предложить детям найти другие предметы в классе, которые помогли бы развить их игру в рыбу — это бы сделало обучение истинно значимым! Задавая открытые вопросы, мисс Синди могла бы не только определить, что дети уже знают о рыбе, но также научить их тому, чего они еще не знают. Возможно, наиболее творческая задача, которая стоит перед мисс Синди, состоит в том, чтобы помочь детям в ее классе, не отказываясь от своих интересов, следовать целям и задачам урока о ночном времени. Но для этого необходимо наличие новаторского мышления и решительности. Однако, если мисс Синди действительно захотела бы помочь детям найти связь между темой о рыбах и о ночном времени, она должна была найти идеальную связь между этими двумя темами, подходящую к уровню мышления этих четырехлетних искателей ответов. Если бы мисс Синди внимательно слушала и наблюдала, она бы услышала, как Эмили спросила Яна «А спят ли рыбы?» Какой подходящий момент! Ей нужно было только добавить: «Если рыбы действительно спят... интересно, пользуются ли они подушками?».

Шерил Крэнстон, магистр педагогических наук,

помощник директора по дошкольному образованию в Северо-Западном региональном офисе МАХШ. Ее предыдущая работа координатором учебных программ для КиндерКеар стала хорошей подготовкой к работе с христианскими программами образования детей дошкольного возраста в своем регионе.

Ссылки:

Hirsh-Pasek, Kathy, and Roberta Michnick Golinkoff. 2003. Einstein never used flash cards: How our children really learn—and why they need to play more and memorize less. Emmaus, PA: Rodale.

Wise Brown, Margaret. 1947. Goodnight moon. New York: HarperCollins Publishers.

Статья использована МАРХО с разрешения организации Международная ассоциация христианских школ (Association of Christian Schools International, USA). Желающие использовать эту информацию в других контекстах должны указать имя автора и МАХШ.